Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

Судебная практика по процедуре банкротства

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

Дела о банкротстве юридических лиц, по статистике Судебного департамента при Верховном суде РФ, занимают значительную нишу.

С начала года арбитражные суды первых инстаций уже рассмотрели более ста таких дел, а многие прошлогодние процессы продолжились в арбитражных апелляционных судах, арбитражных судах округов и дошли до Верховного суда. В свежем обзоре судебной практике вы найдете позицию судей по некоторым из них.

КонсультантПлюс ПОПРОБУЙТЕ БЕСПЛАТНО

Получить доступ

Верховный суд РФ пришел к выводу, что арест имущества не дает преимуществ залогового кредитора организации, которая его инициировала. Залогодержатель должен быть включен в реестр на общих основаниях.

Суть спора

Арбитражный суд принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на имущество коммерческой организации по заявлению ее кредитора-залогодержателя. После в отношении этой организации была открыта процедура наблюдения, и кредитор обратился в арбитражный суд с заявлением о включении его требования, обеспеченного залогом, в реестр.

Суд первой инстанции, далее апелляция и кассация, пришли к выводу, что требования обоснованы, поскольку залог возник со дня вступления в законную силу решения о взыскании задолженности. При этом никаких событий, предусматривающих прекращение залога, не произошло. В силу статьи 334 Гражданского кодекса РФ арбитры признали за организацией статус залогового кредитора.

Однако другим кредиторам должника это не понравилось и они обратились в Верховный суд.

Решение суда

Судьи Верховного суда РФ в определении от 27.02.2017 N 301-ЭС16-16279 по делу N А11-9381/2015 заняли позицию, прямо противоположную мнению коллег, и отменили акты нижестоящих инстанций.

Верховный суд напомнил, что введение запрета на распоряжение имуществом не означает возникновения полноценного залога. Кроме того, арест не дает преимуществ залогового кредитора.

Позиция суда основана на том, что запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

В тексте определения, в частности, сказано:

Федеральный закон о банкротстве исключает возможность удовлетворения реестровых требований, подтвержденных судебными решениями, в индивидуальном порядке и не содержит предписаний о привилегированном положении лица, в пользу которого наложен арест.

Наоборот, правоотношения, связанные с банкротством, основаны на принципе равенства кредиторов, требования которых относятся к одной категории выплат (пункт 4 статьи 134 Закона о банкротстве), что, в свою очередь, не допускает введение судом, рассматривающим дело о несостоятельности, различного режима удовлетворения одной и той же выплаты в зависимости от формальных (процедурных) критериев, не связанных с ее материальной правовой природой (в зависимости от того, как будет разрешено ходатайство о наложении ареста). Поэтому запрет на распоряжение имуществом не порождает таких залоговых свойств, которые позволяют кредитору получить приоритет при удовлетворении его требований в процедурах банкротства.

2. Аффилированных с должником кредиторов не включат в реестр

Верховный суд РФ указал, что в банкротных делах кредитор должен доказывать отсутствие общности интересов с должником не только через юридическую, но и через фактическую аффилированность. При наличии такой аффилированности ему могут отказать во включении требований в реестр.

3. Банк имеет права не дожидаться решения суда, чтобы начать процедуру банкротства должника по кредитам

Верховный суд указал, что банк может подавать заявление о банкротстве организации в отсутствие судебного решения только по требованиям, которые возникли в связи с наличием у него специального статуса кредитной организации. В частности, по кредитной задолженности или поручительству, в противном случае ему нужно применять обычную процедуру.

4. Поручители ИП-должника в реестр кредиторов не попадут

Верховный суд указал, что в случае погашения задолжности индивидуального предпринимателя-банкрота его родственниками, которые являлись поручителями, они не вправе расчитывать на включение в реест кредиторов на сумму погашенного долга, а только могут получить статус солидарных должников и компенсировать уплаченный долг сверх своей доли в общем порядке.

Вс разъяснил влияние аффилированности на выбор арбитражного управляющего

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

26 декабря Президиум Верховного Суда РФ утвердил дополнение в Обзор судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденный 20 декабря 2016 г.

Как ранее писала «АГ», в обзор, подготовленный для унификации подходов судов к разрешению споров, вытекающих из участия уполномоченных органов в делах о банкротстве, вошли отдельные материалы судебной практики, связанные с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также по иным вопросам, возникающим в связи с участием уполномоченных органов в делах о несостоятельности и в процедурах банкротства. 

Об Обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием управомоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, подготовленном Верховным Судом РФ

Новый пункт (27.1) обзора касается утверждения кандидатуры временного управляющего. ВС указал, что таковым не может быть утверждено лицо, кандидатура которого предложена кредитором, аффилированным по отношению к должнику.

В качестве примера приводятся материалы дела, в котором кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о введении в отношении акционерного общества-должника процедуры наблюдения, признании требований кооператива обоснованными и включении их в реестр требований кредиторов с удовлетворением в третью очередь, а также об утверждении кандидатуры временного управляющего, предложенного кооперативом.

Затем с заявлением о банкротстве того же должника обратился банк, который предложил иную кандидатуру арбитражного управляющего.

После возбуждения дела о несостоятельности банк погасил задолженность общества перед кооперативом и, полагая, что в данной ситуации именно его требование является первым обоснованным, попросил суд утвердить предложенную им кандидатуру арбитражного управляющего.

Кроме того, банк поставил под сомнение независимость кандидатуры, предложенной кооперативом, ссылаясь на их аффилированность друг другу в силу ст. 19 Закона о несостоятельности (банкротстве).

Суд первой инстанции признал заявление банка обоснованным, ввел в отношении должника процедуру наблюдения, однако утвердил кандидатуру арбитражного управляющего, предложенную кооперативом.

При этом суд исходил из того, что право выбора кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации в данном случае не может перейти к другому лицу при погашении изначально заявленного требования.

Также он отметил, что утвержденный им арбитражный управляющий не является заинтересованным лицом как по отношению к должнику, так и к кредитору.

Данное решение в апелляции не устояло. Суд апелляционной инстанции указал, что по общему правилу временным управляющим утверждается лицо, кандидатура которого была предложена в первом заявлении о признании должника банкротом, если это заявление являлось обоснованным на момент его подачи – независимо от погашения требования впоследствии.

Между тем, отметила апелляция, первая инстанция не учла особенности рассмотрения дела о банкротстве, возбужденного по заявлению самого должника и аффилированных с ним лиц. Так, при подаче заявления о банкротстве самим должником кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора (п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве) с целью обеспечения его подлинной независимости и предотвращения возможного конфликта интересов. Поскольку должник и аффилированные с ним лица имеют общий интерес, отличный от интереса кредиторов, нормы п. 5 ст. 37 закона подлежат применению по аналогии (п. 1 ст.

6 ГК РФ) и в случае, когда кандидатура временного управляющего предложена связанным с должником лицом – заявителем по делу о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции, установив, что первый заявитель – кооператив, чье требование на момент подачи в суд заявления являлось обоснованным, аффилирован по отношению к должнику, утвердил посредством случайного выбора временного управляющего из СРО, в которой кандидат, предложенный кооперативом, не состоял.

ВС отметил, что аналогичный подход применим и в ситуации, когда кандидатура временного управляющего, а также СРО предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия.

Комментируя «АГ» данное разъяснение Верховного Суда, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков полностью поддержал его включение в обзор.

Он отметил, что в целях исключения неправомерных и недобросовестных схем взаимодействия несостоятельного должника и аффилированного с ним кредитора оправданно применять правило п. 5 ст.

37 Закона о банкротстве, касающееся случайного выбора временного управляющего, к случаям возбуждения дела по заявлению не только должника, но и аффилированного с ним кредитора.

«Особенно ценно, что ВС распространил данное правило также на лиц, которые при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеют возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия», – подчеркнул эксперт.

При этом Сергей Косоруков добавил, что зачастую именно фактическая взаимосвязь и подконтрольность должника его кредитору при отсутствии между ними аффилированности как таковой существенно влияют на действия должника и соответствующего кредитора в деле о банкротстве и могут являться причиной нарушения прав иных кредиторов должника.

По мнению заместителя директора департамента корпоративного права юридической фирмы «РКТ» Маргариты Куратовой, запрет на утверждение кандидатуры временного управляющего по заявлению лица, как непосредственно аффилированного с должником, так и контролирующего его, является назревшей необходимостью.

«Зачастую для обхода правила об определении кандидатуры управляющего посредством случайного выбора недобросовестными бенефициарами должника использовалась схема подачи заявлений о банкротстве от указанных лиц.

При этом иными кредиторами обоснованно ставилась под сомнение деятельность такого управляющего – в том числе, его независимость», – пояснила она.

Эксперт полагает, что законодатель продолжит тенденцию, направленную, с одной стороны, на защиту прав не зависимых от должника кредиторов, с другой – на ограничение обхода закона со стороны должника и взаимосвязанных с ним лиц в своих интересах.

В тоже время управляющий партнер АБ «Макаров, Карачёва и партнеры», адвокат Дмитрий Макаров считает дополнение весьма неоднозначным как с точки зрения его внесения в обзор, касающийся только дел с участием уполномоченных органов, так и возможности ему следовать, поскольку назначение внешнего управляющего происходит при проверке обоснованности заявления о несостоятельности, и в этом заседании вправе участвовать только должник и конкурсный кредитор. «Если следовать логике обобщенной в добавленном пункте правовой позиции, суд должен проверить заинтересованность кредитора. Каким, интересно, образом? – задается вопросами эксперт. – Откуда у суда появится для этого нужная информация? Если кредитор заинтересован, он такую информацию о себе едва ли предоставит».

Также вопросы у Дмитрия Макарова вызвал последний абзац п. 27.

1: «Каким образом суд сможет установить признаки “ситуации, когда кандидатура временного управляющего, саморегулируемой организации предложены лицом, которое при отсутствии формально-юридических признаков аффилированности имеет возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия”?» По мнению адвоката, данная позиция предоставляет право иным конкурсным кредиторам оспаривать кандидатуру и действия управляющего, что затруднит процедуры банкротства.

Управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов считает, что внесенное в обзор дополнение отражает позицию ВС к аффилированным с должником лицам. «Им, в частности, отказывают во включении в реестр требований кредиторов, если финансирование должника происходило через займы, а также если задолженность создана искусственно», – пояснил он.

Указанные подходы, по мнению эксперта, обусловлены злоупотреблениями со стороны контролирующих должника лиц. «При этом суды нижестоящих инстанций заняли позицию повального отказа во включении их требований в реестр кредиторов. И теперь уже на повестке стоит риск неразборчивого подхода. Кроме того, нижестоящие суды часто расширяют сферу применения подходов ВС», – подчеркнул он.

Дмитрий Лизунов отметил, что п. 27.

1 обзора уточняет ранее выработанную позицию Суда о том, что переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего. «В данном случае ВС пошел еще дальше, фактически приравняв заявителя по делу (в случае если он является аффилированным лицом) к должнику (по аналогии закона)», – пояснил он.

По мнению эксперта, с учетом того, что поправка внесена в обзор практики для уполномоченного органа в деле о банкротстве, в наступающем году борьба с аффилированными лицами усилится и можно будет ожидать повального назначения на процедуры банкротства арбитражных управляющих путем их случайного выбора судами.

Однако он считает, что проблему аффилированности это не решит, поскольку арбитражный управляющий может стать заинтересованным и после его назначения.

«В делах о банкротстве арбитражный управляющий действует в условиях тройственного конфликта интересов, являясь “слугой трех господ” –должника, кредитора и общества, при этом его независимость определяется только его финансовой состоятельностью (по аналогии с судьями)», – отметил Дмитрий Лизунов.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-razyasnil-vliyanie-affilirovannosti-na-vybor-arbitrazhnogo-upravlyayushchego/

Проблема аффилированных кредиторов

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

В последнее время Верховный суд занял активную позицию кредиторов по борьбе с собственниками бизнеса и аффилированными лицами, то привлекая их к субсидиарной ответственности, то отказывая им во включении в реестр или субординируя требования, понижая их очередность.

За что такие злоключения на долю собственнику (явному ли, скрытому ли) и как быть с таким перекосом процедуру в про-кредиторскую модель?

Не то чтобы я выступал в защиту недобросовестных “бизнесменов”, но ведь не всегда их действия вызваны именно злыми намерениями или умыслом.

Верховный суд доходит уже до того, что аффилированность, в его понимании, превращается в некое составное понятие, которое имеет градиенты.

Так, можно быть совсем аффилированным (или контролирующим лицом), а можно быть не аффилированным в силу закона (не быть контролирующим лицом), но все же иметь “значительную долю” влияния на должника и тогда все повышенные стандартны доказывания все равно нужно применять к такому вот кредитору.

Яркий пример – Определение ВС РФ от 04.06.2018 по делу № 305-ЭС18-413, которое помимо прочего еще и презюмирует фактически любые отношения участника с должником как корпоративные, и поди докажи обратное.

В указанном определении суд зашел чуть дальше аффилированности и применяет такое редкое у нас понятие как «разумные сомнения». Данным понятием суд устанавливает обязательную презумпцию по высокому стандарту доказывания чистоты таких вот требований, причем, как судов – по внимательному исследованию такого долга, так и для Кредитора – по доказыванию.

 Но, как это часто у нас бывает, создается больше проблем, чем решений. Как понять: разумны ли сомнения? Как разумно развеять сомнения? Очень много субъективности в таком «объективном» процессе – как арбитражный.

Мне кажется, что нельзя так вот разбрасываться понятийным аппаратом, особенно в банкротных делах, где  и так очень много неопределенности и тонких граней.

Анализ данного определения уже был широко дан коллегами, так что речь не о нем. Это как пример, из которого видно, что будь ты хоть чуть-чуть связан с Должником – все, привет, деньги ты не вернешь еще и виноватым окажешься и вообще радуйся, что пока еще не привлекли к субсидиарной ответственности.

Может статься так, что честные и добросовестные аффилированные или «чуть-чуть» аффилированные кредиторы, которые финансировали деятельность должника из своего кармана, вливая в него деньги, будут поставлены в один ряд с «негодяями» и вынуждены будут начинать с изначально проигрышной позиции, при предвзятом отношении судов к таким требованиям.

Требования таких кредиторов будут субординироваться судом, будут теряться деньги, а с ними мотивация на построение долгосрочных стратегий ведения бизнеса, желания вливать свой капитал на этапе даже небольших кризисов компаний. Зачем спасать компанию, если с большой долей вероятности нетерпеливые кредиторы или налоговая смогут в любой момент компанию пустить в банкротство и все потраченное сгорит?

Не считаю правильным в данном случае говорить о предпринимательском риске (предприниматель знает, что может все потерять), так как риск предполагает премию за него, которой в наших реалиях, в ситуации, когда деньги вносятся, чтобы преодолеть кризис (кассовых разрывов, ликвидности, неплажеспобосности и т.п.) часто просто не бывает.

Благими намерениями выстлана дорога в ад. Наверное, так можно охарактеризовать рвение судебной системы «доделать» и «додумать» то, что забыл или упустил законодатель.

Самый универсальный и удобный способ “помочь” компании, быстро дать заём, чтобы не проходить все корпоративные процедуры по увеличению капитала компании, однако в современных реалиях доказать, что заём – это заём не так-то просто, суды начинают обращать такие требования в “корпоративные” и понижать их в очередности удовлетворения,  забывая про состязательность и равноправие сторон (см., например Определении КЭС ВС РФ от 7 июня 2018 года №305-ЭС16-20992(3)).

Другая беда – просто отказ во включении требований в реестр все тех же многострадальных аффилированных кредиторов при наличии усмотрения судом «злоупотребления» правом в отношениях с должником (все тех же заёмных, поручительских), а так же обязанность доказать экономическую целесообразность взаимоотношений.

Яркий пример такой позиции ВС РФ изложен в Определении от 28.05.2018 по делу 301-ЭС17-22652 (1-3). Согласно которой при наличии аффилированности и отсутствии экономической целесообразности заключения таких сделок, а также выявленных злоупотребления правом сторонами сделок в удовлетворении требования кредитора надлежит отказать.

По факту же, основным мотивом к «пристальному» вниманию опять стала аффилированность, потому что доказать «экономическую целесообразность» внутригрупповых отношений часто не представляется возможным, часто ее и правда нет, но просто так деньги у нас коммерческие организации, будь они хоть трижды аффилированны передать друг другу не могут, поэтому и приходится придумывать займы и прочие конструкции, хотя бы и сомнительные, но необходимые (привет, Налоговый орган, который и не дает свободно денежные потоки гонять). 

Конечно, когда группа компаний действует как одно лицо и все движения денег – это номинальное перекладывание из кармана в карман и разделение бизнеса на центры убытков и центры прибыли – это одно, тут и правда можно усмотреть злоупотребление и действия в ущерб кредиторам.

Но мне кажется, что наказывать «дружественных» кредиторов нужно не по признаку аффилированности, а по признаку действий, совершенных в обход закона, то есть идти от обратного – не от аффилированности к злоупотреблению, а наоборот – препарировать сделки, их замысел (предложить-то мы можем), а дальше уже указать на аффилированность, как на некий «квалифицирующий» признак и нещадно с таким кредитором разбираться.

Как такое поведение судов соотносится с положениями п.6. ст. 2 АПК РФ? Какое уж там становление и развитие…Предприниматели в России и так отчаянные весьма, раз рискнули вообще хоть что-то начать делать, а тут такое.

Думается, что это совсем не правильно, и следовало бы ввести четкие критерии порядка субординации требований, правил доказывания «природы» (корпоративная или нет) требования; градации «честного» и не «очень», аффилированного и не совсем кредитора.

Пересмотреть уже понятие аффилированности, потому что существующее легальное определение уже и не применяется толком, размывается судами и кредиторами, растягивается и превращается в совершенно эфемерное понятие, которое может быть применено к кому угодно и как угодно при наличии даже самых диких подозрений. Ведь иначе  добросовестные владельцы бизнеса будут окончательно демотивированны, потому что риски значительно превышают предполагаемые выгоды.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/problema_affilirovannyh_kreditorov/75736

ОБЗОР: Суды перешли в наступление на аффилированных кредиторов в делах о банкротстве

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика
05 июня 2018 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Влияние аффилированных кредиторов на процедуру несостоятельности в интересах контролирующих должника лиц эксперты называют самой большой проблемой банкротства в России. Есть осознание необходимости ее решения на законодательном уровне, но пока “застрельщиком” выступает Верховный суд (ВС) РФ.

Участники международного форума по банкротству в Санкт-Петербурге в мае не раз называли самой главной проблемой банкротства в России недостаток механизмов ограничения влияния аффилированных кредиторов в процедурах.

Эксперты, проавшие на сессии “Банкротство – проблема кредиторов”, поставили ее на первое место (28% ).

26% проавших выделили неэффективность реабилитационных процедур, 18% – наличие лишней процедуры наблюдения, 15% – недостаток полномочий и независимости арбитражных управляющих, 10% – неэффективность торгов имуществом банкротов, 3% – недобросовестное и неосмотрительное поведение кредиторов.

Остроту проблемы аффилированных кредиторов понимают и субъекты законодательной инициативы.

В проекте доклада президенту РФ по вопросам ответственности реальных собственников организации-банкрота перед работниками профильные министерства предлагают ограничить влияние аффилированных кредиторов на процесс банкротства.

По их мнению, эти механизмы должны препятствовать тем кредиторам, которые связаны с должником, снижать возможности для уклонения от равного погашения задолженности, преодолевая мнение независимых кредиторов.

Но пока первую скрипку в решении этой проблемы играет ВС РФ. Каждую неделю судебная коллегия по экономическим спорам рассматривает несколько банкротных дел, и значительная часть из них посвящена как раз проблеме аффилированных кредиторов.

Самая “свежая” позиция Верховного суда по этой теме сформулирована в конце мая в определении по делу ООО “Вектор”.

Коллегия по экономическим спорам установила, что суды не должны включать требования аффилированных кредиторов в реестр, если они основаны на обеспечительной сделке, целесообразность которой не доказана.

Сейчас судебная практика на уровне ВС РФ направлена на защиту независимых кредиторов, констатирует юрист юридической фирмы BGP litigation Ольга Брайт.

Это же отмечает и советник адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Вера Рихтерман.

“Раньше суды не понижали очередность требований аффилированных кредиторов, а теперь занимают диаметрально противоположную позицию и не включают такие требования в реестр”, – говорит она.

НОВЫЙ КУРС ВС

В июле 2017 года настоящим прорывом для судебного регулирования в этой сфере стали определения ВС РФ по делам компаний “Нефтегазмаш-Технологии” и “Бериколл Менеджмент Лтд”. Раньше суды почти не учитывали факт аффилированности кредиторов, позволяя им контролировать банкротство, указывает В.

Рихтерман, но в определении по делу ООО “Нефтегазмаш-Технологии” Верховный суд посчитал требования участников общества, основанные на договорах займа, корпоративными и отказался включать их в реестр.

А с определения по делу “Бериколл Менеджмент Лтд” в целом началась тенденция рассмотрения требований обществ, в которых должник является контролирующим лицом с позиции аффилированности, считает партнер АБ “Деловой фарватер” Антон Соничев.

В этом году ВС РФ пошел еще дальше и выступил против ания аффилированных кредиторов, отказавшись признать решение собрания, принятое полностью подконтрольным кредитором в рамках дела о банкротстве физлица, говорит партнер практики по разрешению споров и банкротству адвокатского бюро “Линия права” Владислав Ганжала.

Сейчас на уровне Верховного суда можно выделить несколько четких позиций, считает партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Иван Веселов.

Так, аффилированным кредиторам отказывают во включении в реестр, если долг сформировался исключительно для влияния на ход банкротства или структура холдинга позволяет искусственно нарастить кредиторскую задолженность.

Суд также откажет во включении требования в реестр, если участники компании финансируют ее работу через займы в обход правил внесения имущества в уставный капитал, то есть создают подконтрольную задолженность на случай банкротства. Еще один вариант – если учредитель (материнское общество) искусственно нарастил задолженность созданной им компании, перечисляет он.

ПОДХОД НИЖЕСТОЯЩИХ ИНСТАНЦИЙ

Судебная практика на уровне первой и апелляционной инстанций в последнее время идет достаточно жестко по пути лишения текущего акционера или участника должника прав кредитора – субординации его требований по отношению к требованиям других кредиторов и лишению его возможности ать на собраниях, говорит руководитель проекта “Федресурс” Алексей Юхнин. “Верховный суд субординировал случаи явного злоупотребления, а нижестоящие суды заняли позицию повальной субординации уже по факту простого участия и контроля”, – говорит он.

Нижестоящие суды в полной мере восприняли тенденцию борьбы с аффилированными кредиторами, согласен И.Веселов.

Суды округов активно ссылаются на определение ВС РФ по делу ООО “Нефтегазмаш-Технологии” и выработанные по нему позиции, отмечает партнёр юридического бюро “Падва и Эпштейн” Антон Бабенко.

По его словам, после выхода определений Верховного суда многие судебные акты были отменены, а дела направлены на новое рассмотрение для детального анализа отношений должников и аффилированных кредиторов.

Но массовый пересмотр дел вызвал новую проблему – обстоятельства дела изучаются слабо, доминирует формальный подход.

“Зачастую загруженные суды не вникают в нюансы позиций ВС РФ и не включают требования в реестр только из-за аффилированности сторон, не устанавливая, какой характер имели отношения между должником и кредитором – реальный или корпоративный, и не учитывая фактические обстоятельства дела. Это, в свою очередь, создает много проблем для добросовестных участников оборота”, – отмечает В.Рихтерман.

Сложности усугубляются еще и тем, что нижестоящие суды расширяют сферу применения подходов ВС РФ.

“Пока дела, рассмотренные ВС, касались только займов от участников (акционеров), но такой подход можно применить и в случаях финансирования со стороны лиц, не являющихся участниками (акционерами) заемщика, но входящих в одну группу аффилированных лиц.

Именно по такому пути в настоящее время идет практика нижестоящих судов, которые распространяют эти правила на сестринские компании и бенефициаров должника”, – заключает партнер АБ “Барщевский и партнеры” Павел Хлюстов.

Впрочем, есть и исключения. “Например, в постановлении от 14 марта 2018 года Арбитражный суд Северо-Западного округа по банкротному делу ООО “МДМ” отмечает, что [если] участник должника является его заимодавцем, само по себе [это] не свидетельствует о корпоративном характере требования по возврату суммы займа”, – обращает внимание О.Брайт.

РИСКИ НЕРАЗБОРЧИВОГО ПОДХОДА

Практика ВС РФ по проблеме аффилированных кредиторов понимается неправильно, нет нюансирования и дифференцирования, указывает управляющий партнер адвокатского бюро “Бартолиус” Юлий Тай. По его словам, это плохо.

“Есть ситуации вопиющие, такие как дело Михеева, но это не значит, что весь этот кластер нужно вынимать, субординировать и наказывать”, – заявил он на форуме.

Сам по себе факт аффилированности не должен приводить к понижению требований, нужно исследовать природу отношений должника и кредитора в предбанкротный период и доказать, что долг сформирован с противоправными целями, добавляет В.Рихтерман.

В деле о банкротстве экс-депутата Госдумы Олега Михеева Верховный суд отказался включить требования аффилированных кредиторов в реестр и отправил дело на новое рассмотрение. Но бывают и другие ситуации.

“Возможно, что акционер реально вкладывал личные деньги в не совсем успешный бизнес, чтобы его спасти”, – описывает сценарий добросовестного поведения контролирующего лица партнер юридической фирмы “СТРИМ” Салимхан Ахмедов.

Если вложения акционера пошли на наращивание основных средств, то почему все имущество должно достаться другим кредиторам, задается он вопросом. По словам экспертов, повальная субординация может привести к тому, что акционеры в принципе не будут пытаться спасти проблемные предприятия.

В ВС РФ понимают эту проблему.

Профильные министерства должны определить, не приведет ли ситуация, когда тотальная субординация, когда все обязательства перед мажоритарными участниками субординируются, к оттоку капитала, говорил на форуме по банкротству председатель судебного состава ВС РФ Иван Разумов.

Он напомнил, что такой нормы в российском праве нет, но ряд специалистов призывают Верховный суд закрепить такой подход на уровне судебной практики. “Мне кажется, что этот путь ошибочен, мы не должны подменять собой законодателя”, – сказал И.Разумов.

Источник: Интерфакс

Источник: http://lp.ru/comment_courts

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

Как доказать аффилированность юридических лиц судебная практика

Каждый день на дорогах страны происходит несколько сотен дорожно-транспортных происшествий.

Оплата услуг представителя в суде судебная практика и реалии

Каждый день на дорогах страны происходит несколько сотен дорожно-транспортных происшествий.

Некоторые из них заканчиваются небольшими повреждениями транспорта, а некоторые – тяжкими последствиями для жизни и здоровья человека.

Дорожно-транспортные происшествия – основная угроза для жизни и здоровья человека.

В зависимости от степени тяжести причиненного человеку вреда, виновный автомобилист может быть привлечен к различным видам ответственности.

Взыскание долга по расписке возврат с юридических и

Под легким вредом подразумеваются небольшие синяки, царапины и раны, при получении которых человек не теряет свою трудоспособность.

То есть, данные повреждения не оцениваются как травмы, из-за них не нужно брать больничный и терять часть своего заработка.

  • К легкому вреду относятся повреждения, при которых: К категории повреждений средней тяжести относятся травмы, которые не представляют угрозу для жизни пострадавшего.
  • В результате такого ущерба человек значительно утрачивает свое трудоспособность на продолжительный промежуток времени.
  • Самые часто-встречаемые повреждения, которые относятся к категории тяжкого вреда, это: Если у пострадавшего будет несколько повреждений, для принятия решения о степени тяжести будет рассматриваться самая серьезная травма.
  • Автомобиль – это источник повышенной опасности, поэтому за причинение вреда человеку в результате столкновения, водитель должен понести ответственность.
  • Размер наказания напрямую зависит от тяжести причиненного вреда.

В результате дорожно-транспортного происшествия, человек может получить травмы трех степеней тяжести: В том случае, если в результате дорожно-транспортного происшествия был летальный исход, размер наказания будет устанавливаться отдельно, в зависимости от того, была ли у автомобилиста возможность предотвратить столкновение.

При определении степени тяжести причиненного вреда специалисты руководствуются несколькими критериями: Данными критериями руководствуется судмедэксперт при проведении осмотра пострадавшего.

Институт банкротства ключевые нововведения и судебная

Если на момент аварии у пострадавшего уже были какие-либо заболевания, эксперт фиксирует только изменения состояния, последовавшие после ДТП.

  • Если в результате дорожно-транспортного происшествия пострадали люди, виновник может быть привлечен к нескольким видам ответственности: Гражданская ответственность налагается на каждого автомобилиста, вне зависимости от того, был он виновен в дорожно-транспортном происшествии или нет.
  • Соответственно, ущерб, причиненный здоровью пешехода, а также компенсацию морального вреда, должен возместить любой собственник транспортного средства, вне зависимости от своей виновности в аварии.

Если в результате аварии пострадали только автомобилисты, возмещать ущерб не нужно.

Если виновником аварии был пешеход, то вся ответственность за причиненный транспорту и другому имуществу вред лежит именно на нем.

Судебная практика по корпоративным спорам КОРПОРАТИВНЫЙ

Однако это не освобождает водителя от необходимости понести гражданскую ответственность за вред, причиненный здоровью пострадавшего.

Если у автомобилиста есть полис ОСАГО, то вред, причиненный здоровью пострадавшим в результате ДТП, оплачивает страховая компания.

К остальным видам ответственности может быть привлечен только виновник аварии.

Разглашение коммерческой тайны увольнение и судебная практика

Собственник транспортного средства может быть полностью освобожден от ответственности за причинение вреда здоровью в результате ДТП, если авария была совершена в результате угона транспортного средства, действия непреодолимой силы, природного явления или любого другого происшествия, независящего от воли автомобилиста (предварительный умысел пострадавшего).

Если дорожно-транспортное происшествие произошло в результате технической неисправности автомобиля, к ответственности привлекается организация, проводившая техосмотр.

  • Причину аварии может установить автотехническая экспертиза. Ответственность за причинение легкого вреда здоровью предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях.
  • В соответствии с требованиями данного законодательного акта, автомобилист наказывается: Дорогие читатели!
  • В статье мы говорим о типовых способах разрешения юридических вопросов, однако ваш случай может быть индивидуальным.

Если в аварии был виновен пешеход или третье лицо, не управляющее автомобилем (к примеру, пассажир), в результате чего человек получает вред легкой или средней степени тяжести, виновник привлекается к ответственности в виде штрафа размером в 1000-1500 рублей.

За причинение тяжкого вреда здоровью или смерти, ответственность выше: Если в результате дорожно-транспортного происшествия, в котором был виноват переход или иной участник, кроме водителя, умер человек, ответственность будет следующей: принудительные работы или ограничение/лишение свободы на срок не более 4 лет.

Если в результате аварии умирает два и более человека, наказание – исправительные работы на срок до 5 лет или лишение свободы на срок до 7 лет.

Причем чаще всего в ДТП страдают не водители, а случайные участники – пассажиры или пешеходы.

При совершении преступного деяния в состоянии алкогольного опьянения, суд воспринимает данное обстоятельство в качестве отягчающего.

Письмо об аффилированности организаций образец

Пострадавший может доказать причиненный ему моральный вред с помощью показаний свидетелей или заключения доктора.

  • На данный момент каждое транспортное средство должно быть застраховано по программе обязательного страхования автогражданской ответственности.
  • Соответственно, возмещение за причинение вреда пострадавшему будет выплачивать страховая компания.
  • После дорожно-транспортного происшествия все затраты на лечение или на погребение человека, пострадавший или его представители, могут стребовать с нескольких структур: В том случае, если собственником транспортного средства выступает юридическая организация, то возмещение причиненного вреда производится не работником, который находился за рулем транспортного средства в момент ДТП, а самой фирмой.
  • Пострадавший должен подать исковое заявление в суд, располагающийся по месту постоянного или временного проживания виновника.

Стоит помнить о том, что в результате судебного разбирательства запрашиваемые суммы могут быть пересмотрены и урезаны (в особенности в части возмещения морального вреда).

Цена за моральный вред когда возникает, как доказать, размер

В том случае, если истец не согласен с суммой, которая будет взыскана с ответчика, он имеет право обжаловать судебное решение в течение 30 дней в порядке апелляции.

  • Каждое дело, которое связано с причинением вреда здоровью человека, должно быть рассмотрено судом.
  • Вид наказания и его размер зависит от многих обстоятельств произошедшего.
  • Как бы люди не переживали случаи с ДТП и не старались как-то обезопасить себя, на дорогах зачастую случаются аварии, при которых необходимо взыскать ущерб, заключенный в нервном потрясении и стрессе. Статья рассказывает о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай индивидуален.
  • Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь к консультанту: Понятие моральный ущерб является синонимом термина материальный вред.

Характеризуя данные понятия можно сказать, что они идут возмещением полному списку страданий, во время ситуации угрожающей жизни и здоровью.

Моральный ущерб в свою очередь, это психологические изменения несущие негативный характер, имеющие начало с ДТП.

Взыскать такой вред предоставляется возможным только с виновника происшествия.

Безучетное потребление электроэнергии санкции и нормы закона

Моральный ущерб взыскивается по следующим основаниям: Правильно и достоверно рассчитать сумму поможет квалифицированный юрист, к которому необходимо обратится сразу после аварии.

Специалист поможет предъявить все доказательства и представить интересы клиента в суде.

Юрист Андреев
Добавить комментарий