После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

Как в СССР сажали жен и детей

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

Артем Кречетников Русская служба Би-би-си, Москва

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Ровно 80 лет назад было принято постановление Политбюро ЦК ВКП(б) “О членах семей осужденных изменников родины”, по которому были репрессированы десятки тысяч людей. Лишь за то, что были родственниками “врагов народа”.

5 июля 1937 года спецкурьер доставил наркому внутренних дел СССР Николаю Ежову копию постановления № П51/144.

“Вопрос НКВД.

1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5-8 лет всех жен осужденных изменников родины членов право-троцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.

2. Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тургайском районе Казахстана.

3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5-8 лет.

4. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.

5. Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик. Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов”.

Всего согласно этому документу были репрессированы около 18 тысяч женщин и “изъяты” порядка 25 тысяч детей – в основном, из нерядовых семей.

Чтобы под ногами не путались

В 1970-х годах писатель Феликс Чуев, получивший возможность обстоятельно общаться на даче с пенсионером Вячеславом Молотовым, спросил его: “Почему репрессии распространялись на жен, детей?”.

“Что значит – почему? Они должны были быть изолированы. А так, конечно, они были бы распространителями жалоб всяких”, – ответил тот.

Историк Вадим Роговин, проанализировав книгу “140 бесед с Молотовым”, отмечал его циничную откровенность в разговорах с Чуевым. Никаких рассуждений о “заговорах” и “шпионаже”: родственники просто мешали, неужели непонятно?

Правообладатель иллюстрации ТАСС Image caption Слева направо: Вячеслав Молотов, Иосиф Сталин, Николай Ежов

Основная масса репрессий по семейному признаку пришлась на 1937-1938 годы, когда под нож массово шли высокопоставленные коммунисты, люди с положением и связями. Их жены действительно могли бы смущать умы “ненужными” разговорами, а главное – надоедать высшему начальству и “органам” просьбами и жалобами.

Напрашивается одна параллель: во время раскулачивания громкий женский плач приравнивался к контрреволюционной агитации.

Внимание к деталям

Окончательное решение провести в стране “большую чистку” Сталин, по практически единодушному мнению исследователей, принял не позже сентября 1936 года, когда послал из Сочи знаменитую телеграмму Политбюро о необходимости заменить Генриха Ягоду Николаем Ежовым на посту наркома внутренних дел.

Соответствующий приказ НКВД № 00447 был издан 1 августа 1937-го.

Подготовка таким образом заняла почти год. Постановление от 5 июля стало частью, выражаясь бюрократическим языком, нормативной базы.

Наказание невиновных людей за действительные или мнимые преступления их родственников предусматривалось советским законодательством с 1926 года. Но в действующей на тот момент редакции Уголовного кодекса речь шла только о семьях военнослужащих и о ссылке сроком до 5 лет. В 1937 году решение распространили на всех и усилили репрессии.

15 августа была издана директива НКВД, конкретизировавшая и несколько смягчившая постановление Политбюро от 5 июля.

Во-первых, предприсывалось отправлять в лагеря не всех жен “изменников” поголовно, а лишь тех, кто “содействовал контрреволюционной работе мужей”, или в отношении которых “имеются данные об антисоветских настроениях”.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Во-вторых, несовершеннолетних детей разрешалось передавать на воспитание родственникам, буде таковые найдутся.

27 августа 1938 года НКВД циркулярным письмом разрешил, в виде исключения, односторонний развод с арестованным без его согласия и даже уведомления.

Публичные, через газеты и на собраниях, отречения детей от родителей практиковались со времен Гражданской войны. Теперь к предательству близких стали подталкивать и супругов.

Грозные буквы

Помимо формальных статей УК, не дававших представления о том, за что конкретно сидит человек и что собой представляет, в ГУЛАГе были в ходу определения-аббревиатуры. Репрессированные согласно постановлению от 5 июля стали ЧСИР: “член семьи изменника родины”.

Некоторые дефиниции, если бы не трагический контекст, могли бы вызвать смех, например ВАТ – “восхваление американской техники”.

“КРТД” расшифровывалось как “контрреволюционная троцкистская деятельность”. Самой страшной в этой аббревиатуре была буква “Т” – от нее зависели жизнь и смерть. Таких заключенных предписывалось без малейших исключений и пощады использовать на самых тяжелых работах.

Клеймо “КРД”, или просто “контрреволюционная деятельность”, носили в основном “бывшие люди”, интеллигенты и священники, у которых был шанс попасть в учетчики или санитары.

Как пожелаем, так и сделаем

В декабре 1935 года на встрече передовых комбайнеров с руководством ВКП(б) башкирский колхозник по фамилии Гильба заявил: “Хотя я и сын кулака, но я буду честно бороться за дело рабочих и крестьян и за построение социализма”. Сталин из президиума откликнулся: “Сын за отца не отвечает”.

7 ноября 1937 года на обеде у Ворошилова после праздничной демонстрации вождь сказал: “Мы не только уничтожим всех врагов, но и семьи их уничтожим, весь их род до последнего колена”.

Как обстояло дело в реальности? И так, и так.

Сталин и вообще советская власть стремились не связывать себя даже собственными законами, а сохранять свободу рук.

Директива НКВД от 15 августа 1937 года давала возможность решать в каждом конкретном случае совершенно произвольно.

Я считаю, что мы поступили правильно, пойдя на некоторые излишества в репрессиях. Конечно, требования исходили от Сталина, конечно, переборщили, но я считаю, что все это допустимо ради основного: только бы удержать власть!Вячеслав Молотов

Личное знакомство со Сталиным и его ближайшими сподвижниками не просто не помогало. Скорее, наоборот.

Известны случаи, когда участь людей усугублялась по указанию высших руководителей, исходивших из им одним ведомых соображений.

На февральском 1964 года пленуме ЦК КПСС Михаил Суслов упомянул о том, что однажды Молотов на представленном Ежовым списке жен репрессированных партийцев, которых предлагалось отправить в лагерь, против одной из фамилий своей рукой пометил: “расстрелять”.

На вопрос Чуева Молотов ответил, что такой эпизод имел место, а кто была та женщина, не имеет значения.

“Если в иных случаях Молотов мог сослаться на свое доверие к ежовскому следствию, то за один этот поступок он подлежал строгому уголовному наказанию”, – комментирует Вадим Роговин.

Сам Ежов аналогичным образом обрек на смерть жену своего бывшего начальника в ЦК Ивана Москвина, за столом у которой в свое время частенько обедал.

После расстрела в июле 1941 года командующего Западным фронтом Дмитрия Павлова его жена, сын, родители и теща были сосланы в Сибирь как ЧСИР, хотя Павлова осудили не за измену, а за “трусость и бездействие власти”.

“Алжир” в казахской степи

Слово АЛЖИР в конце 1930-х годов означало для посвященных не африканскую страну, а “Акмолинский лагерь для жен изменников родины”, официально – 17-е женское спецотделение Карагандинского ИТЛ.

Лагерь, построенный в начале 1930-х годов для “кулаков”, освободили для нового “контингента”. Первые этапы поступили в январе 38-го.

В ближайшее время будут осуждены и должны быть изолированы в особо усиленных условиях режима семьи расстрелянных троцкистов и правых, примерно в количестве 6-7 тысяч человек, преимущественно женщины. С ними будут также направляться дети дошкольного возраста.

Для содержания этих контингентов необходима организация двух концлагерей, примерно по три тысячи человек, с крепким режимом, усиленной охраной, с обязательным обнесением колючей проволокой или забором, вышками и тому подобное, с использованием этих контингентов на работах внутри лагеряначальник ГУЛАГа Матвей Берман, шифротелеграмма от 3 июля 1937 г.

В АЛЖИРе содержались около восьми тысяч женщин, более половины из них проходили как ЧСИР. Насмешка истории заключалась в том, что мужья немалой части из них несколькими годами ранее приложили руку к коллективизации.

Заключенные занимались тяжелой работой по изготовлению саманных кирпичей (материал из камышовых стеблей и глины). Сырье для кирпичей добывали из заросшего камышом озера внутри лагерной зоны. Немощных определяли на швейное производство.

Климат казахстанской степи суров: сорокаградусные морозы зимой, такая же жара летом, пронизывающие ветра, то со снегом, то с пылью.

В АЛЖИРе содержались мать Майи Плисецкой Рахиль Мессерер, вдова наркома торговли Вейцера Наталья Сац (впоследствии основатель и главный режиссер знаменитого детского театра), сестра и невестки маршала Тухачевского, вдовы писателя Пильняка, видных партийцев Крестинского и Мехоношина, чекиста Петерса.

Жена Аркадия Гайдара, бабушка российского премьера-реформатора Егора Гайдара Лия Соломянская попала в АЛЖИР после расстрела ее второго мужа, журналиста Израиля Разина.

Существовали еще три крупных лагеря, куда отправляли ЧСИР: в Киргизии, Мордовии и Горьковской области.

Отдельно от товарок по несчастью, в Новосибирской области, отбывала срок вдова Николая Бухарина Анна Ларина.

Шутка Сталина и приказ Жукова

6 августа 1941 года Сталин, Молотов, Буденный, Ворошилов, Тимошенко, Шапошников и Жуков подписали приказ Ставки №270: “Командиров и политработников, сдающихся в плен, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту…”.

Поскольку сын вождя Яков Джугашвили в это время уже находился в плену, тот в своем кругу изволил пошутить, что теперь, очевидно, следует сослать и его, и он, если можно, выбирает знакомый с дореволюционной поры Туруханский край.

Особо массовым применение приказа №270 не стало, главным образом из-за невозможности в условиях войны отличить пленных от без вести пропавших.

Просто и без обиняков военнослужащим Красной Армии напомнили о том, что их семьи являются заложниками их поведения на фронтеМарк Солонин, историк

Вступив в сентябре 1941 года в должность командующего Ленинградским фронтом, Георгий Жуков издал приказ, что семьи сдавшихся в плен военнослужащих будут расстреливаться.

Даже по меркам того времени будущий “маршал Победы” проявил дикое самоуправство: никто не уполномочил его распоряжаться жизнями гражданских людей в тылу. Находившемуся в те дни в городе секретарю ЦК Георгию Маленкову пришлось вмешаться и своей властью отменить чудовищное распоряжение.

24 июня 1942 года за подписью Сталина вышло совершенно секретное постановление Государственного комитета обороны “О членах семей изменников родины”, предписывавшее ссылать таковых “в отдаленные районы СССР” – опять-таки, без личной вины и на основании неопубликованного подзаконного акта.

Долгий путь домой

Сроки у большинства репрессированных жен истекли в 1942-46 годах, но до смерти Сталина все они оставались в лагерях в положении вольнонаемных работниц. Последние из них вернулись в 1958 году.

При том, что они жили при Сталине, они внутреннюю кухню уничтожения, унижения людей не знали. А тут стали освобождать людей, которых они знали хорошо, с которыми вместе работали.

Когда человек тебе рассказывает, как его посадили, как следователь над ним измывался, как выбивали показания, и на что похожа жизнь в лагере – это производило впечатление даже на нихЛеонид Млечин, историк

АЛЖИР был закрыт одним из первых среди “островов ГУЛАГа”, в 1953-м.

По мнению многих историков, эмоциональный характер хрущевской десталинизации во многом определило личное общение с бывшими узниками и узницами ГУЛАГа – естественно, не рядовыми.

По замечанию историка Марка Солонина, потомки тысячи репрессированных крестьян по понятным причинам никогда не привлекут к трагедиям своих семей такого внимания, как потомки одного репрессированного члена Политбюро.

До конца противился “реабилитансу” Вячеслав Молотов.

Вдова бывшего главы советских профсоюзов, члена “правой оппозиции” Михаила Томского Мария Ефремова в 1954 году вернулась из ссылки, а спустя два года попросила комиссию партийного контроля о реабилитации и восстановлении в партии.

Молотов, узнав о такой “дерзости”, распорядился возвратить ее в ссылку. Хрущев отменил распоряжение, но поздно: женщина умерла от инфаркта.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-40471460

Уголовную ответственность за самооборону могут отменить

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

Уголовным кодексом РФ предусмотрено наказание за превышение пределов необходимой самообороны. Зачастую это приводит к тому, что в тюрьму попадают невиновные люди. Депутат от ЛДПР Иван Сухарев предложил отменить соответствующую норму УК.

В тюрьму могут попасть невиновные люди

В соответствии со статьёй 114 Уголовного кодекса, если человек, пытаясь защититься от нападения, превысил пределы допустимой обороны и причинил нападавшему увечья, то оборонявшемуся могут назначить наказание в виде принудительных работ или посадить в тюрьму на несколько лет.

Эта статья УК уже много лет вызывает споры среди законодателей и правозащитников. Когда на вас нападают или в дом врываются грабители, вряд ли вы будете думать о том, как бы случайно не ранить преступников. И на практике получается так, что уголовный срок получают невиновные люди.

Сейчас, например, под следствием находится 18-летняя художница Дарья Агений из Москвы. Её обвиняют в причинении тяжких телесных повреждений, которые она нанесла пытавшемуся её изнасиловать мужчине. Инцидент произошёл летом в Туапсе.

На девушку напал пьяный молодой человек, на её крики о помощи никто не отреагировал, тогда она достала из сумочки складной нож для заточки карандашей и нанесла обидчику два удара.

Нападавший скрылся и обратился за медицинской помощью, а девушка на следующий день вернулась в Москву. Читайте по теме

Она не пошла в полицию, и не догадывалась, что ранила мужчину. В правоохранительные органы заявили врачи, которые его оперировали.

Девушку обвинили в причинении тяжкого вреда, и теперь ей грозит 10 лет тюремного заключения, если прокуратура докажет умышленность её действий.

Нападавший, 38-летний сотрудник IT-компании Игорь Сторожев настаивает на уголовной ответственности для Дарьи и требует от неё компенсацию в 300 тысяч рублей. Но адвокат художницы утверждает, что она не превысила пределы допустимой самообороны.

В 2013 году к трём годам колонии общего режима приговорили студентку Александру Лоткову, которая стреляла в московском метро из травматического оружия в людей, в драке ранивших ножом одного из её друзей и собиравшихся напасть на неё.

Лоткова начала стрельбу и ранила двух нападавших, нанеся одному из них тяжкое повреждение. Суд встал на их сторону, несмотря на то, что именно они спровоцировали драку.

В 2014 году уполномоченный по правам человека Владимир Лукин направлял в Верховный суд жалобу на приговор для Александры, но в рассмотрении жалобы было отказано. В декабре 2014 года она покинула колонию по условно-досрочному освобождению.

«Самооборона в России — явление довольно сложное, скорее относящееся к разряду мифологии, — сказала девушка после освобождения. — Могу сказать с позиции человека, прошедшего российскую тюрьму, что повсеместно в наших колониях отбывают наказание женщины, которые по той или иной причине ранили человека».

Нельзя решать проблему кардинально

Первый зампред Комитета Госдумы по развитию гражданского общества Иван Сухарев (ЛДПР) разработал законопроект об исключении нормы об ответственности за превышение пределов необходимой обороны. По его словам, принятие документа будет способствовать большей защищённости граждан и их уверенности в том, что любые действия, направленные на защиту себя и своей семьи, будут законными.

« цель «необходимой самообороны» – это предупреждение общественно опасного деяния и защита интересов обороняющегося лица, а причинение посягающему на жизнь и здоровье вреда в процессе осуществления самообороны носит вынужденный характер», – уверен Сухарев. По его словам, право на оборону исходит из присущего человеку от рождения права на жизнь и личную неприкосновенность своего имущества.

Депутат сообщил «Парламентской газете», что внесёт законопроект на рассмотрение Госдумы после Нового года, в начале весенней сессии.

Но не все поддерживают такую гуманизацию наказаний. «Устранить ответственность за превышение допустимой самообороны — это несколько экзотичное предложение, — сказал «Парламентской газете» первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев. — Есть смысл говорить не об изменении УК, а об устранении неопределённости и ошибках в правоприменении».

Он отметил, что дискуссия по этому вопросу идёт уже несколько десятков лет, но если начать решать проблему кардинально, то можно получить отрицательный эффект, когда убийство, особенно совершённое без свидетелей и очевидцев, может быть оправдано необходимостью самообороны.

Источник: https://www.pnp.ru/social/ugolovnuyu-otvetstvennost-za-samooboronu-mogut-otmenit.html

«Готовы ли мы сажать детей в тюрьму?»

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

Вопрос снижения возраста привлечения к уголовной ответственности должен пройти широкое общественное обсуждение Анна Майорова © URA.RU

В России после резонансных нападений подростков на школы могут снизить возраст привлечения к уголовной ответственности. Действующее законодательство предусматривает возможность тюремного заключения за тяжкие преступления для достигших 14 лет. В Госдуме уже обсуждают возможные изменения в Уголовный кодекс.

В России все чаще звучат предложения отправлять детей за совершение тяжких преступлений в колонии

Анна Майорова © URA.RU

Дискуссия вокруг необходимости перемен развернулась сразу после инцидентов, которые произошли на прошлой неделе в Перми и Бурятии. 19 января подросток напал с топором и «коктейлем Молотова» на учеников седьмого класса школы № 5 в Улан-Удэ. Он бросил зажигательную смесь в кабинет, после чего начал бить топором детей, которые выбегали из помещения.

В результате ранения получили семь человек. Трое детей и учительница находятся в удовлетворительном состоянии, одна 13-летняя девочка — в крайне тяжелом, а другая — в тяжелом. Подросток попытался совершить самоубийство, был задержан полицией и доставлен в больницу.

Возбуждено уголовное дело по статьям о покушении на убийство двух и более людей и о халатности.

Ранее двое подростков, вооруженные ножами, напали на школу № 127 в Перми. В результате инцидента пострадали 15 человек — ученики четвертого класса и учительница, пытавшаяся защитить детей и получившая 17 ножевых ранений.

Во вторник, 23 января, в Улан-Удэ суд арестовал 15-летнего подростка, напавшего на школу. Он будет находиться в следственном изоляторе до 19 марта. Подростки, устроившие резню в Перми, пробудут в СИЗО до середины марта.

Как пояснил «URA.

RU» руководитель коллегии адвокатов Москвы «Князев и партнеры» Андрей Князев, максимальное наказание, предусмотренное отечественным законодательством для несовершеннолетних, составляет 10 лет лишения свободы:

«Даже если подросток совершил двадцать убийств, больше ему не назначат».

По словам Князева, в том случае, если в Бурятии подросток будет признан вменяемым, ему предстоит отбывать наказание в детской исправительной колонии: «Там он пробудет до своего совершеннолетия — 18 лет.

После этого осужденного переведут в колонию для взрослых, где он продолжит отбывать назначенный судом срок». Князев полагает, что подросток, скорее всего, получит срок, близкий к максимальному.

При этом адвокат выступил против возможного ужесточения законодательства для детей и подростков: «Думаю, ничего здесь менять не надо. Следует уделять большее внимание профилактике подобных преступлений».

Собеседник «URA.RU» рассказал, что в учреждении для несовершеннолетних действует облегченный режим — осужденные пользуются правом на большое количество свиданий с родными и неограниченные передачи с воли. Кроме того, там он сможет продолжить обучение.

Далеко не все считают, что репрессии по отношению к детям — это выход

Анна Майорова © URA.RU

Как рассказал «URA.RU» полковник МВД в отставке, адвокат Евгений Черноусов, детские колонии «напоминают пионерлагерь»: «По сравнению с обычной колонией, там комфортные условия содержания — другое питание, длительные прогулки, отводится время для просмотра фильмов и чтения.

Кроме того, к осужденным там практически нельзя применять спецсредства, дескать, они же дети. Во многом именно поэтому оттуда периодически совершаются побеги. Зачастую там сидят уже сформировавшиеся головорезы — наглые, дерзкие, без тормозов».

Он также не исключил, что подросток из Бурятии, если он будет приговорен к заключению, имеет все шансы выйти условно-досрочно, отсидев меньшую часть срока, или попасть под амнистию.

С ним солидарен и член Общественной палаты Московской области адвокат Шота Горгадзе. В беседе с «URA.RU» он указал на то, что следует усилить наказание для родителей, которые плохо воспитывают своих детей: «Сегодня родителей можно только штрафовать, не более того.

Но именно от них по большей части зависит то, каким вырастет их ребенок. Не думаю, что следует снижать возраст привлечения к уголовной ответственности. В России это 14 лет. То есть если 13-летний подросток даже кого-то убьет, в тюрьму он вообще не сядет — будет просто поставлен на учет».

В то же время Горгадзе признал, что в силу психологических причин напугать ребенка тюрьмой практически невозможно: «Дети не понимают, не осознают, что значит оказаться за решеткой сроком на пять или десять лет. Следовательно, для них это не аргумент».

Депутат Виталий Милонов встал на защиту детей

Александр Ельчищев © URA.RU

Вместе с тем в Госдуме не исключают, что вопрос о возможном снижении возраста привлечения к уголовной ответственности следует вынести на рассмотрение. «Возможно, есть смысл обсуждать это», — сообщил «URA.

RU» первый заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев.

В то же время он отметил, что «нельзя уходить исключительно в репрессии», поскольку «они вряд ли что-то изменят к лучшему».

Ранее первый зампредседателя думского комитета по развитию гражданского общества Иван Сухарев анонсировал законопроект, в котором предлагал снизить возраст уголовной ответственности за особо тяжкие преступления — убийства, изнасилования, теракты — до 12 лет.

Между тем депутат Госдумы Виталий Милонов заявил «URA.RU», что «ответственность должна лежать на системе образования, которая выращивает аморальных типов без правильных идеологических устоев в голове». «Не надо мстить детям за ошибки взрослых.

Мы сами сделали их такими, мы сами лишили их идеологии и светлых мыслей.

Не надо реагировать ситуативно: вылезли метастазы — мажем их зеленкой. Если будем отвечать на происходящее репрессиями, дети еще больше озлобятся», — сказал Милонов.

Вопрос снижения возраста привлечения к уголовной ответственности должен пройти широкое общественное обсуждение, считает бывший старший следователь по особо важным делам Павел Зайцев.

«В некоторых странах этот возраст снижен до десяти и даже до шести лет — то есть теоретически за решетку можно попасть уже в этом возрасте. Именно поэтому все мы должны ответить на главный вопрос — готовы ли сажать детей в тюрьмы или нет?» — заявил он «URA.RU».

При этом он признал, что порой несовершеннолетние совершают действительно чудовищные преступления, но не несут за это никакого наказания.

Источник: https://ura.news/articles/1036273650

Сажать подростков — самый простой и неверный путь

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

В последнее время мы сталкиваемся со многими законодательными инициативами Государственной думы, про которые хочется сказать: «Не с этого надо начинать!» На днях депутат Поневежский («Единая Россия») предложил весьма сомнительный способ борьбы с подростковой преступностью, а именно: снизить возраст уголовной ответственности до 14 лет, а по некоторым составам преступлений и вовсе до 12.

Конечно, обеспокоенность депутата можно понять: преступления, совершаемые подростками, всегда вызывают резонанс в обществе и в среде специалистов. Но бороться с этой проблемой надо совсем не так, как со взрослой преступностью.

По-хорошему, такие проблемы надо обсуждать широким кругом, привлекая к обсуждению, помимо депутатов и силовиков, преподавателей, психологов, родительское сообщество. Вместо этого у нас ищутся простые решения. Самое простое — конечно, снизить возрастную планку, ужесточить наказание и «закрыть» всех, кого можно.

Но когда мы говорим о подростках, нужно понимать, что ситуация здесь — особая. Даже если за какие-то преступления будут сажать с 12—13 лет, то, отбыв наказание, подросток выйдет на свободу еще молодым человеком, но уже прошедшим тюремные «университеты», курсы повышения криминальной квалификации.

То есть страна сама подготовит бандита и, скорее всего, — рецидивиста. Это реальность: процент рецидива среди подростков, которые уже «сидели», у нас очень высокий — порядка 40%.

Необходимо понимать, что идея судебного разбирательства с подростками — это идея не наказания, а перевоспитания. Ведь в 12—14 лет многие социальные и этические позиции у человека еще не сформированы.

И если бы мы могли знать, что суд над такими детьми будет направлен на их адаптацию к нормальной жизни, перевоспитание, — вот тогда бы можно было говорить о необходимости вводить ответственность.

Но мы же знаем, что это не так: суды избирают жесткие меры наказания, подросток отправляется в места заключения, а дальше — рецидив… И опять — по кругу.

Между тем положительный опыт перевоспитания трудных подростков есть. Например, в Германии. Детей, совершивших преступление, там направляют в специальные школы (закрытые, конечно, поскольку речь все равно идет о наказании). В этих школах с детьми работают специально обученные педагоги, их стараются социализировать, дать профессию.

И процент рецидива там значительно ниже, чем у нас. В Англии детей, совершивших преступление, не отправляют в колонию, а отдают в профессиональную полицейскую семью. К тому же родители в этой семье не только полицейские, но и дипломированные психологи. И все наказание подростка заключается в том, что за ним наблюдают, и достаточно строго, в семье.

Но это все-таки не тюрьма. И это тоже дает результаты.

Нам надо начинать с другого конца: не сажать детей в тюрьмы, а выстраивать систему реабилитации. Даже если говорить о судебной системе, то она для подростков должна быть именно реабилитационной.

Суд не должен выносить жестких решений в отношении несовершеннолетних, он должен учитывать и понимать особенности подростковой психики. В России эту идею не только не поддерживают, но даже оказывают сопротивление — мол, это все «западное».

Но на самом деле такие особенные суды существовали еще в Петербурге в начале ХХ века и работали в них самые квалифицированные судьи. При советской власти тоже были положительные моменты в перевоспитании подростков — это, например, специальные образовательные учреждения, училища.

До недавнего времени они были и в России, но сейчас, в связи с укрупнением школ, эти учреждения сливают с остальными. И это большая ошибка.

В Москве раньше существовала школа «Шанс» — это была школа закрытого типа, но с бассейнами, мастерскими, с разработанной системой реабилитации и помощи подросткам.

Сегодня, к сожалению, эта школа тоже перепрофилируется. Причина: туда направляют мало детей. А мало направляют потому, что судьи в основном предпочитают жесткие наказания для подростков.

Ростки детской юстиции ХХIвека не приживаются на почве нашей системы наказаний.

Конечно, многое зависит и от родителей, и особенно от нашего менталитета. Необходима профилактика преступлений, а она начинается с семьи. Допустим, вы родитель трудного ребенка.

Он трудным стал когда — в 3 месяца, в год, полтора, в семь лет? С таким ребенком нужно идти к психологу, пока он еще не совершил преступления. Это у нас в стране считается ненормальным, но на деле — это абсолютно нормально.

У нас любят бороться не с преступлениями, а с преступниками. Но ведь предупреждать преступления — намного эффективнее.

Социальные службы, специальные образовательные учреждения, психологи — вот кто должен стоять на страже нравственности наших «трудных подростков». Вместо этого мы выбираем самый простой путь, по которому мы далеко не уедем…

Источник: https://www.novayagazeta.ru/columns/56440.html

Условия содержания матерей с малолетними детьми в местах лишения свободы

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

1. В исправительных учреждениях, в которых отбывают наказание осужденные женщины, имеющие детей, могут организовываться дома ребенка.

В домах ребенка исправительных учреждений обеспечиваются условия, необходимые для нормального проживания и развития детей.

Осужденные женщины могут помещать в дома ребенка ИУ своих детей в возрасте до трех лет, общаться с ними в свободное от работы время без ограничения. Им может быть разрешено совместное проживание с детьми.

2. С согласия осужденных женщин их дети могут быть переданы родственникам или по решению органов опеки и попечительства иным лицам, либо по достижении детьми трехлетнего возраста направлены в соответствующие детские учреждения.

3. Если ребенку, содержащемуся в доме ребенка исправительного учреждения, исполнилось три года, а матери до окончания срока отбывания наказания осталось не более года, администрация ИУ может продлить время пребывания ребенка в доме ребенка до окончания срока отбывания наказания матерью.

4. Осужденные беременные женщины и осужденные кормящие матери могут получать дополнительно продовольственные посылки и передачи в количестве и ассортименте, определяемых медицинским заключением. Осужденные беременные женщины, осужденные женщины во время родов и в послеродовой период имеют право на специализированную помощь”.

ФЗСС, ст.30:

“Подозреваемые и обвиняемые женщины могут иметь при себе детей в возрасте до трех лет.

В местах содержания под стражей для беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, создаются улучшенные материально-бытовые условия, организуется специализированное медицинское обслуживание и устанавливаются повышенные нормы питания и вещевого обеспечения, определяемые Правительством Российской Федерации.

Не допускается ограничение продолжительности ежедневных прогулок беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей.

К беременным женщинам и женщинам, имеющим при себе детей, не может быть применено в качестве меры взыскания водворение в карцер.

В случае необходимости администрация места содержания под стражей может возбуждать в установленном законом порядке ходатайство о временной передаче ребенка родственникам или иным лицам либо в детское учреждение”.

ПВР СИЗО, ст. 2.20:

“Окна камер, где содержатся беременные женщины и женщины, имеющие при себе детей в возрасте до трех лет, оборудуются металлическими решетками без жалюзи”.

Как уже упоминалось выше, ст. ст. 99 и 100 УПК и ст. 30 ФЗСС регламентируют особенности содержания беременных женщин или матерей с детьми до трех лет.

Этой категории заключенных в СИЗО должны предоставить камеру, где содержатся только матери с детьми. Мы бывали в таких камерах – в московском СИЗО-6, где живут 8-10 матерей с малышами, среди них бывают и беременные на последнем месяце.

В камерах расположены только одноярусные кровати для матерей и кроватки для детей.

Они находятся в более комфортабельных условиях, чем остальные заключенные, живущие по 60 человек в одной камере, если можно считать комфортабельной жизнь матери с грудным ребенком в тюрьме.

Заключенные этой камеры гуляют по два часа в день, хотя ст. 30 ФЗСС не ограничивает продолжительность таких прогулок. Они подчиняются общему режиму, живя под замком.

Но в обычных переполненных СИЗО, где женщины составляют меньшинство, где женских камер мало, вряд ли будет выделена отдельная камера для одной-двух беременных или кормящих женщин. Они будут жить в общих камерах, если не добьются перевода в “больничку”. На окнах камер московского СИЗО-6, где содержались матери с малолетними детьми, стоят металлические жалюзи “реснички”.

На суд “мамочки” ездят чаще всего с детьми, ребенка непросто кому-нибудь оставить. Хотя были сообщения о том, что ребенка “можно оставить сокамернице по доверенности”, “медсестре”. По мнению некоторых, ребенка нередко берут в суд, рассчитывая на смягчение приговора.

Приводим рассказ бывшей заключенной:

“Суд следующий у меня был, когда Илюшке было полтора месяца. Какая проблема возникает? В тюрьме его оставить некому. Суд пять дней, пять дней меня должны возить. Со мной была женщина-нянька, но они не имеют права оставить этой няньке, потому что она зэчка. Кто знает, что у нее на уме? Она возьмет этого ребенка в заложники, и потом хлопот не оберешься.

Короче, не с кем ребенка оставлять. Из медсестер ни одна не согласилась: кому это надо? И я должна с этим ребенком ехать на суд, с полуторамесячным. Родился он в мае, а это были первые числа июля. Пекло было, наверное, 35 градусов. Молока нет, молоко в бутылочках делаешь на целый день, там же держат целый день. Молоко на жаре сворачивается, кормить его нечем, пеленать – негде.

Сидишь опять же в этом “клоповнике”, уже в суде. Камера – метр на метр, на полу – плевки. Я все это ногами расчищала, ребенка клала на пол, пеленала… Я ездила пять дней на суд с ребенком и за все пять дней женщина-судья мне ни разу не предложила сесть. Все время показания я давала стоя. На руках ребенок: “Подсудимая, встаньте!”. Одно это меня морально добивало.

Ребенок орет, ей все равно, она ни на минуту заседание не прервала. Он заходится, орет, меня всю колотит, какие я могу давать в таком состоянии показания?! Я, вроде, баба бойкая, но тут из-за ребенка меня просто трясло. Показания кто-то дает, та же потерпевшая. Я же должна ей какие-то вопросы задавать, послушать, что она говорит, Я не слышу – у меня ребенок орет.

Вот так пять дней нас промурыжили, я не помню, кто и что говорил”.

Напомним, что ст. 30 ФЗСС гласит: “К беременным женщинам и женщинам, имеющим при себе детей до трех лет, не может быть применена в качестве наказания мера взыскания водворение в карцер”.

В Москве половина ответивших на этот вопрос женщин считает, что водворение матери в карцер возможно, ребенок же ее будет при этом передан в больницу. Того же мнения придерживается и психиатр псковского СИЗО.

В колонии беременные и кормящие матери тоже содержатся в относительно льготных условиях, что установлено законодательно. И питание, и условия проживания у них лучше. Кроме того, они могут не работать, находясь на полном содержании у государства. Однако весь ужас положения заключается в том, что матери не живут вместе с детьми.

Дети живут в доме ребенка, их реальным опекуном является главный врач учреждения. Он решает вопрос о госпитализации детей, о методах лечения, в том числе и об оперативном вмешательстве. Мать может только гулять с ребенком один-два раза в день, при условии, что в колонии нет карантина на инфекционные заболевания.

Часто это приводит к полному отстранению матери от влияния на судьбу ребенка, негативным последствием чего является ее отказ от ребенка.

Младенцев в московском СИЗО-6 обыскивают и при отправке матери на суд, и по ее возращении, и в других случаях.

Причем матери жаловались, что детей обыскивают на сборном отделении, через которое проходят все вновь поступившие заключенные, и где ребенок может быть заражен любой болезнью. Согласно законодательным актам, которые нам так и не удалось обнаружить, но на которые ссылались заключенные, досмотр ребенка может делать только медицинский работник и только в предназначенном для этого помещении.

Если у матери нет грудного молока, администрация помогает ей с искусственным питанием.

Однако известен случай (это произошло в архангельском СИЗО), когда мать, потеряв молоко после падения с верхнего яруса, не могла добиться от администрации искусственного питания, и была вынуждена в течение двух недель кормить двухмесячного ребенка жеваным хлебом. Это вызвало бунт в тюрьме и тогда администрация была вынуждена изыскать средства для покупки молочных смесей.

Большинство опрошенных женщин считает, что у администрации есть возможность обеспечить ребенка искусственным питанием.

Мать в СИЗО практически не разлучается с ребенком, ей некому его оставить, некому передать на время. Единственная возможность временного отдыха матери – это отправка ребенка в больницу.

Все остальные варианты – родственники или детское учреждение – предполагают разлуку на длительный период, чаще всего до освобождения матери. Но иногда отзывчивый начальник колонии, в которой есть дом ребенка, может разрешить матери взять к себе ребенка до 3-4 лет, который жил до этого у родственников или в детском учреждении.

Если отец ребенка на свободе и готов содержать его, мать, безусловно, может передать ребенка отцу на воспитание. Если же отец находится в заключении, то это исключено, так как в мужских колониях не предусмотрено такой возможности, так же как и в мужских камерах СИЗО.

Мать может отказаться от ребенка, и он будет передан в детский дом или усыновителям, если таковые найдутся.

По закону мать и ребенка разделяют, когда ребенку исполняется три года. Если матери остается отбывать заключение не больше года, то по ее заявлению ребенка могут оставить в колонии до 4-х лет.

Но мы знаем о начальниках колоний, которые держат детей в колонии дольше этого срока, делая все возможное, чтобы сохранить ребенку мать, идя даже при этом на нарушения закона.

“Мать страдает и старается воссоединиться с ребенком после освобождения”. Таково общее мнение ответивших на вопросы. В числе прочих были и такие ответы на вопрос о последствиях разделения матери и ребенка:

“Ребенок получает душевную травму”.

“Мать чувствует облегчение”.

По имеющимся у нас сведениям, после освобождения матерей, дети которых были переданы когда-то (по достижении ими 3-х или 4-х лет) в обычные детские дома, не многие вспоминают о своих детях. Обычно освобождающиеся женщины планируют это – но в расчете на “потом”, на время, когда они устроятся на свободе. Однако это “потом” часто так и не наступает.

Источник: http://old.prison.org/penal/women/mother002_3.htm

Сажают ли за неуплату алиментов?

После скольки лет не сажают женщин в тюрьму

Лица, обязанные решением суда (или соглашением) к уплате алиментов, имеющие задолженность по выплатам, образованную по их вине, в соответствии с действующим законодательством могут быть привлечены к таким видам ответственности как исправительные работы, административный арест, лишение свободы.

Чтобы применяемые меры к «уклонистам» носили не только побуждающий, но и карающий характер, методы воздействия достигают даже уголовного наказания, в том числе, должника могут посадить в тюрьму.

Однако плательщик алиментов — гражданин РФ, защита прав и свобод которого в соответствии с конституцией также охраняется государством, в связи с чем с 15 июля 2016 года при привлечении должников к уголовной ответственности в рамках ст.

157 УК РФ был введен институт административной преюдиции — иными словами, преступление небольшой степени тяжести (такое как невыплата алиментов) может стать уголовным только при неоднократном предшествующем административном наказании, не побудившем должника к исполнению требований исполнительного документа.

В итоге за судебным приставом, ведущим производство и ответственным за реализацию его исполнения, при недобросовестном поведении плательщика остается право и обязанность привлечения последнего:

  • к административной ответственности;
  • к уголовной ответственности.

Причем каждый из перечисленных видов ответственности подразумевает возможность ареста «нерадивого» родителя.

Следует рассмотреть применение и последствия данных санкций более подробно.

Когда могут посадить за неуплату алиментов?

Естественен тот факт, что главной причиной преследования неплательщика алиментов является наличие задолженности.

При этом Семейным Кодексом РФ четко не оговаривается, каким должен быть ее размер, но в различных статьях указывается на важность образования алиментного долга именно по вине должника, в противном случае последний имеет право не только оспорить размер задолженности, но и полностью освободиться от ее уплаты (ст. 114 СК РФ).

К отсутствию вины должника (иными словами, к уважительным причинам) при образовании задолженности могут быть отнесены:

  1. Болезнь самого должника или его близких родственников (других детей, супруги, престарелых родителей, находящихся на иждивении), однако заболевание должно быть серьезным и документально подтвержденным;
  2. Обстоятельства непреодолимой силы (чрезвычайные или непредотвратимые ситуации), также подтвержденные доказательствами (ч. 2 ст. 112 Федерального Закона №229 «Об исполнительном производстве»);
  3. Вина третьих лиц:
    • задержка заработной платы работодателем;
    • ошибка или задержка перечисления средств банковской организацией или бухгалтерией по месту работы должника;
    • изменение реквизитов получателя средств без предупреждения плательщика и т.д.

Что указывает на умышленное уклонение от уплаты задолженности?

Если должник уклоняется от выплаты долга умышленно, то его могут посадить в тюрьму. На наличие вины указывают:

  1. Умышленная неуплата средств лицом, ознакомленным с возбуждением в отношении него исполнительного производства.
  2. Сокрытие доходов (или части доходов) и имущества.
  3. Изменение места проживания без предварительного уведомления судебного пристава или получателя средств.
  4. Смена места работы без сообщения иным сторонам исполнительного производства.
  5. Увольнение с места работы по собственному желанию и преднамеренное нетрудоустройство (а также отсутствие постановки на учет в центр занятости населения).
  6. Внесение ложных сведений о себе или своих доходах и имуществе в анкетные данные пристава-исполнителя.
  7. Продолжение уклонения от обязательств при привлечении к гражданско-правовой ответственности:

Наличие факторов, указующих на вину неплательщика, первоначально обязывает судебного пристава-исполнителя к применению в отношении должника административной ответственности, одним из видов которой является арест на срок от 10 до 15 суток.

Административный арест за неуплату алиментов

В общем случае административный арест — это вид ответственности, заключающийся в содержании виновного лица в изоляции от общества сроком до 15 суток, инициированный судебным приставом при наличии на то оснований и назначенный судьей (ст. 3.9 КоАП РФ).

В связи с тем, что алиментные обязательства несмотря на действующие ограничения все равно выполняют только 1/3 от общего числа алиментообязанных лиц, законодательные акты, связанные с проблемами алиментного производства, постоянно пересматриваются, изменяются и совершенствуются в целях ужесточения и эффективности методов воздействия на должников, уклоняющихся от уплаты алиментов.

  • Ответьте на несколько простых вопросов и получите подборку материалов сайта по своему случаю ↙

Согласно новой статье 5.35.1 Кодекса об административных правонарушениях (далее — КоАП) РФ, введенной федеральным законом от 03.07.2016 № 326-ФЗ, неплательщик алиментов может быть подвергнут административному наказанию, если:

Виды наказаний, которые может применить судебный пристав-исполнитель в соответствии со ст. 5.35.1 КоАП РФ, следующие:

  • обязательные работы до 150 часов;
  • административный арест (от 10 до 15 суток);
  • штраф в размере 20000 руб.

Штрафовать должников в размере 20 тысяч рублей можно только в случае невозможности привлечения последних к наказаниям в виде обязательных работ и административного ареста (ст. 3.9 КоАП РФ).

  1. Проблема применения обязательных работ состоит в том, что они назначаются только в отношении лиц, имеющих основную занятость в виде работы, учебы или службы (ч. 1 ст. 3.13 КоАП РФ). Если же лицо безработное, применить данный вид наказания невозможно.
  2. В свою очередь, административный арест не может быть применен к:
    • беременным женщинам или имеющим детей до 14-ти лет;
    • несовершеннолетним лицам;
    • инвалидам 1 и 2 групп;
    • военнослужащим, имеющим специальные звания;
    • лицам при наличии у них рабочего места или места учебы (заменяется на обязательные работы).

Порядок привлечения к административному аресту

Как оговаривалось ранее, изначально управлением федеральной службы служебных приставов (УФССП) применяется весь предшествующий комплекс мер воздействия для исполнения должником требований исполнительного документа (решения суда, судебного приказа или соглашения об уплате алиментов).

Если же долг не погашается по вине неплательщика, судебный пристав совершает следующие действия для привлечения должника к административной ответственности:

  1. Составляется протокол об административном правонарушении.
  2. Протокол направляется в суд.
  3. Старший судебный пристав обеспечивает прибытие в суд должника и подчиненного пристава, ведущего производство.
  4. При вынесении судом решения об административном аресте (в случае, если в рамках ст. 5.35.1 КоАП РФ невозможно применить обязательные работы — например, если должник безработный), старший пристав получает копию постановления по делу и контролирует отбытие наказания виновным лицом.

Должники, назначенные к административному аресту, отбывают наказание в учреждениях, именуемых специальными приемниками для лиц, подвергнутых административному аресту.

Уголовный арест и лишение свободы за неуплату алиментов

Для многих должников наиболее побудительным к погашению задолженности является вопрос, сажают ли в тюрьму за неуплату алиментов.

В связи с этим необходимо отметить: при игнорировании мер административного воздействия и продолжения уклонения от материальной стороны родительского долга неплательщик алиментов может стать уголовно наказуемым лицом согласно ст. 157 УК РФ, предусматривающей:

  • исправительные работы сроком до 1-го года;
  • принудительные работы на аналогичный срок;
  • арест до 3-х месяцев (пребывание в спецприемнике);
  • лишение свободы на срок до 1-го года (тюремное заключение — «тюрьма» в бытовом понимании).

Самым «мягким» наказанием вышеуказанной уголовной статьи являются исправительные работы, которые назначаются по месту основной деятельности трудящегося лица. Если должник — безработный, место таких работ определяет уголовно-исполнительная инспекция по месту жительства осужденного (ст. 50 УК РФ).

При уклонении от выполнения исправительных работ они могут быть заменены на принудительные, в порядке осуществления которых из заработной платы трудящегося производятся удержания согласно приговору суда от 5 до 20%.

В случае, когда и применение данных видов работ не становится побуждением к оплате алиментной задолженности — должнику грозит уголовный арест на трехмесячный срок, а впоследствии — реальное лишение свободы до одного года.

  • В случае неплательщиков по алиментам уголовный арест представляет собой взятие виновного лица под стражу и содержание его в условиях строгой изоляции от общества на срок до 3 месяцев. Если в течение этого времени алиментная задолженность не будет погашена, арест заменяется на лишение свободы.
  • Лишение свободы за неуплату алиментов — самая жесткая мера. Оно отличается от ареста своей продолжительностью — может длиться до одного года и отбывается осужденным в исправительном учреждении по месту его проживания (осуждения) на территории субъекта РФ (ст. 73 Уголовно-исполнительного кодекса РФ).

Это значит, что после всех предусмотренных законом более мягких мер побуждения граждан к уплате алиментов неплательщика в конце концов посадят за неуплату алиментов в тюрьму.

Источник: http://alimenty-expert.ru/neuplata/otvetstvennost/mogut-li-posadit/

Юрист Андреев
Добавить комментарий